Черный ход к неомоисейской практике развода в Итоговом Отчете Синода

 

Его Преосвященство епископ Афанасий Шнайдер по просьбе блога Rorate Caeli опубликовал свое мнение о прошедшей в Риме с 4 по 25 очередной сессии Синода епископов, который был посвящен проблемам брака. Делимся с Вами этим ценным рассуждением:

Черный ход к неомоисейской практике развода в Итоговом Отчете Синода

Генеральная Ассамблея XIV Синода епископов (состоялась с 4 по 25 октября 2015 года), посвященная теме "Призвание и миссия семьи в Церкви и современном мире", издала окончательный отчет с некоторыми пастырскими предложениями, предоставленными на рассмотрение Папе. Сам документ носит лишь рекомендательный характер и не обладает формальным авторитетным значением с точки зрения Учительства.

Тем не менее во время Синода появились те настоящие новые ученики Моисея и новые фарисеи, которые в пунктах 84-86 Заключительного отчета открыли «черный ход» или же «заложили бомбы замедленного действия», которые в дальнейшем смогут сыграть свою роль в деле допуска второбрачных ко Святому Причастию. В то же время те епископам, которые бесстрашно защищали "собственную верность Церкви Христу и Его истине" (Папа Иоанн Павел II, Апостольское воззвание Familiaris Consortio, 84) был в некоторых сообщениях СМИ несправедливо присвоен ярлык «фарисеи».

Новые ученики Моисея и новые фарисеи в течение последних двух Ассамблей Синода (в 2014 и 2015 году) замаскировали их практическое отрицание нерасторжимости брака и стремление к отмене шестой заповеди в частных случаях под прикрытием концепции милосердия, используя такие выражения, как: "путь различения", "созвучие", "ориентирование епископом", "диалог со священником", "внутренний форум", "более полной интеграция в жизнь Церкви»; сокрыли возможное отрицание возможности вменения вины в случае сожительства в незаконных союзах (см. Итоговый отчет, пп. 84-86).

Этот раздел текста в Итоговом отчете содержит реальные следы неомоисеевой практики развода, хотя редакторы текста умело и хитрым образом избегают прямого изменения доктрины Церкви. Поэтому все стороны, как лидеры так называемой "Группы Каспера», так и их противники, по-видимому, удовлетворены заявлением, что: "Все в порядке. Синод не изменил доктрину". Тем не менее такая оценка представляется достаточно наивной, потому что она игнорирует тот самый «черный ход» и «бомбы замедленного действия» в вышеуказанном разделе итогового документа, проявляющиеся при тщательном рассмотрении текста с учетом его внутренних критериев интерпретации.

Даже когда во время разговора о «пути различения» заходит речь о «покаянии» (Заключительный отчет, п. 85), то все равно, вопросов остается больше, чем ответов. На самом деле, в соответствии с неоднократными утверждениями кардинала Каспера и единомысленных ему церковных мужей, такое покаяние должно касаться прошлых грехов против супруга в первом действительном браке, а покаяние разведенных, по сути, не должно относиться к актам их брачного сожительства с новым гражданским партнером.

Заверение, содержащееся в пунктах 85 и 86 Окончательного отчета о том, что такое различение должно быть сделано в соответствии с учением Церкви и по справедливости, остается тем не менее двусмысленным. Действительно, кардинал Каспер и его единомышленники среди клириков Церкви решительно и неоднократно заверяли, что допущение разведенных и сожительствующих в гражданском браке ко Святому Причащению не затрагивает догмат неразрывности и таинственности брака, и что решение по совести в этом случае должно быть рассмотрено как правильное даже в том случае, если второбрачные продолжают сожительствовать сходным с браком образом, и что они не обязаны жить в полном воздержании, как брат и сестра.
 

Цитируя известный пункт 84 Апостольского воззвания Familiaris Consortio Папы Иоанна Павла II в пункте 85 Окончательного отчета Синода, редакторы цензурируют текст, вырезая следующую решительную формулировку: «Путь к Евхаристии может быть предоставлено только тем, кто принимает на себя обязанность жить в полном воздержании, то есть, будучи воздержанным от актов, свойственных супружеским парам ".

Эта практика Церкви основывается на Божественном Откровении Слова Божия: Записанном и переданном через Предание. Эта практика Церкви является выражением непрерванной Традиции с Апостольских времен и, таким образом, остается неизменной во все времена. Св. Августин веровал: "Кто отвергает свою неверную жену и женится на другой женщине, в то время как его первая жена до сих пор жива, пребывает постоянно в состоянии прелюбодеяния. Такой человек не приносит действенного покаяния, отказываясь оставить новую жену. Если же он является катехуменом, он не может быть допущен к Святому Крещению, потому что его воля укоренилась во зле. Если же он (будучи крещенным) кается, он не может получить (церковное) примирение до тех пор, пока он не прекратит свои греховные отношения"(De adulterinis coniugiis, 2, 16). На самом деле, указанное и умышленно отцензурированное учение Воззвания Familaris Consortio в п. 85 Итогового отчета, представляет очень важный ключ к пониманию раздела текста о второбрачных (пункты 84-86) для целей любого здравомысленного герменевтического начинания.

В наши дни осуществляется постоянное и повсеместное идеологическое давление со стороны СМИ, которые покорно служат делу реализации мысли, навязываемой антихристианскими мировыми силами, пытающимися подвергнуть под сомнение и разрушить до основания принцип неразлучности брака – тривиализируя священный характер этого Божественного института, распространяя антикультуру развода и конкубината. Уже 50 лет тому назад Второй Ватиканский Собор констатировал, что нынешнее время заражено чумой развода (Конституция Gaudium et Spes, 47). Тот же Собор предупреждает, что христианский брак как Христово Таинство «никогда не должен быть унижен прелюбодеянием или разводом» (Там же, 49).

Профанация "великого Таинства" (Еф 5, 32) брака прелюбодеянием и разводом приняла массовый характер, распространяясь с ужасающей скоростью не только в светском обществе, но и среди католиков. Когда католики посредством развода и прелюбодеяния теоретически, так же как и практически, отказываются исполнять волю Божью, выраженную в шестой заповеди, они подвергают себя духовно серьезной опасности потерять свое вечное Спасение.

Самым милосердным деянием со стороны Пастырей Церкви в данной ситуации было бы обратить внимание на эту опасность ясным, но в тоже время исполненным любви увещеванием о необходимости полного соблюдения Шестой Заповеди Божией. Они должны называть вещи своими именами: «развод - это развод», «прелюбодеяние - это прелюбодеяние», и «тот, кто продолжает постоянно и по собственной волне грешить против Заповедей Божиих и умрет без покаяния, заслужит вечное проклятие, будучи лишенным Царствия Небесного».

Такое предостережение и увещевание есть дело Святого Духа согласно учению Христа: "Он обличит мир о грехе и о правде и о суде» (Ин 16, 8). Объясняя работу Святого Духа в "обличении греха", Папа Иоанн Павел II говорит: "Каждый грех, где-либо и когда-либо совершенный, имеет отсылку к Кресту Христа, и потому косвенно также ко греху тех, кто «не уверовал в Него» и обрек Иисуса Христа на крестную смерть» (энциклика Dominum et Vivificantem, 29). Те, кто ведут брачную жизнь с партнером, который не является их законным супругом, как это имеет место в случае второбрачных, отвергают волю Божию. В высшей степени пасторская забота и дело милосердия – убедить этих людей в том, что в их действиях содержится грех.

Заключительный отчет Синода, к сожалению, опускает уверение второбрачных в том, что их действия являются греховными, а напротив, под ложным предлогом милосердия и лжепастырской заботы, утаивает руками Отцов Синода, поддержавших скользкие формулировки пунктов 84-86, столь плачевное духовное состоянии лиц, женатых вторым браком.

Де-факто они заявляют о том, что такое прелюбодеяние не является грехом, и вообще не подпадает под определение прелюбодеяния, или же, по крайней мере, не является тяжким грехом, представляющим серьезную духовную опасность. Такое поведение Пастырей Церкви целиком и полностью противоположно действию Духа Святаго и является лжепророческим деянием, которое описывают Пророки Исаия: «Горе тем, которые зло называют добром, и добро — злом, тьму почитают светом, и свет — тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое — горьким!» (Ис. 5, 20) и Иеремия: «Пророки твои провещали тебе пустое и ложное и не раскрывали твоего беззакония, чтобы отвратить твое пленение, и изрекали тебе откровения ложные и приведшие тебя к изгнанию». (Плач Иеремии 2,14). Таким епископам Апостол Павел, несомненно, повторил бы свои слова: «Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых.» (2 Кор. 11,13).

Текст Окончательного отчета Синода не только опускает увещевание второбрачных о прелюбодейной и потому тяжкогреховной природе их образа жизни. Непрямым образом отчет оправдывает его, относя вопросы брака в конечном счете к сфере совести индивида и недолжным образом применяя моральный принцип вменения вины. В действительности применение принципа уменьшения вменяемой вины к стабильной, постоянной и публичной жизни в прелюбодеянии неверно и обманчиво.

Уменьшение субъективной ответственности случается только в том случае, когда партнеры имеют твердое намерение жить в полном воздержании и искренне пытаются жить в этом намерении. Пока партнеры намеренно продолжают упорствовать в греховную жизнь, не может быть никакого уменьшения ответственности. Заключительный отчет пытается создать впечатление о том, что публичная жизнь в постоянном прелюбодеянии - как это есть в случае второбрачных — не является преступлением против неразрывных сакраментальных уз брака или не являет собой смертный или тяжкий грех, и что этот вопрос лежит в пределах совести конкретного индивидуума. Настоящим можно констатировать сильное смещение отцов Синода в сторону протестантского принципа субъективного суждения о вопросах веры, дисциплины и их близости к ошибочной теории "фундаментального выбора", уже осужденной Учительством (Папы Иоанн Павел II, энциклика Veritatis Splendor, 65-70).

Пастыри Церкви не должны ни малейшим образом поощрять культуру развода среди верующих. Следует избегать даже малейших уступок в пользу культуры развода. Церковь в целом должна стать неутомимым свидетелем нерасторжимости брака.. Папа Иоанн Павел II сказал, что развод – "..это зло, которое, как и другие, затрагивает все больше и больше католиков, данная проблема должна быть разрешена без малейшего промедления" (Familiaris Consortio, 84).

 

Церковь должна помочь второбрачным с любовью и терпением признать их собственную греховность и помочь им обратиться всем сердцем к Богу и стать послушными Его святой воле, которая выражается в шестой заповеди. До тех пор, пока они продолжают приносить публичное антисвидетельство о неразрывности брака и способствуют формированию культуры развода, второбрачные не могут осуществлять те литургические, катехитические и институциональные служения в Церкви, которые в силу своей природы требуют общественной жизни в согласии с заповедями Божьими.

Очевидно, что публичные нарушители пятой и седьмой заповедей, такие как владельцы абортариев или служащие, вовлеченные в коррупционные сети, не только не могут причащаться, но, очевидно, также не могут быть допущены к публичному исполнения катехитического и литургического служений. Аналогичным образом, публичные нарушители шестой заповеди, такие как разведенные и вновь женившиеся, не могут быть допущены к служению в роли чтеца, не могут стать восприемниками при Крещении или выступать как катехизаторы. Конечно, следует различать тяжесть зла, причиненного обществу пропагандистами абортов или коррупционерами, и разведенными, нарушающими шестую заповедь. Последствия деяний данных групп людей не могут быть поставлены на одну доску. Но тем не менее оправдание участия второбрачных в Таинстве Крещения в роли восприемников имеет под собой не заботу о духовном благе детей, но использование в качестве инструмента преследования конкретных идеологических целей. Это обман и издевательство над институтом восприемства или катехизации со стороны публичных грешников, которые взяли на себя обязанность быть учителями Веры.

В случае второбрачных крестных или катехизаторов, получается так, что их жизнь постоянно противоречит их словам, и поэтому они должны столкнуться с наставлением Святаго Духа, глаголющего устами Святого Апостола Иакова: "Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя. "(Иаков 1,22). К сожалению, Окончательный отчет в п. 84 просит о допуске второбрачных к литургическому, пастырскому и образовательным служениям. Такое предложение, по сути, представляет собой косвенную поддержку культуры развода и практическое отрицание объективной греховности образа жизни таких людей. Папа Иоанн Павел II, напротив, указывает только такие возможности участия таких людей в жизни Церкви, которые смогли бы направить их на путь обращения к Богу: «Их следует поощрять в том, чтобы они слушали слово Божие, чтобы присутствовали на Жертвоприношении Мессы, чтобы пребывали в молитве, чтобы они вносили свой вклад в дела милосердия и общественные инициативы в деле справедливости, чтобы воспитывали своих детей в христианской вере для того, чтобы они культивировали дух и практику покаяния и таким образом взывали, день за днем, к Божьей благодати" (Familiaris Consortio, 84).

Должно существовать благотворное пространство отчуждения (недопущения к Таинствам и публичным церковным служениям) для того, чтобы напомнить второбрачным очень опасного духовного состояния, и в то же время для того, чтобы взращивать в их душах отношение смирения, послушания и желания истинного обращения. Смирение означает мужество в борьбе за правду, и только тем, кто смиренно подчиняется Богу, Он ниспосылает свои милости.

Верные, которые еще не обрели нужную готовность и не постановили оставить свой греховный образ жизни, должны получать духовную помощь. Их духовное состояние подобно своего рода "катехуменату" относительно Таинства Покаяния. Они могут прибегнуть к Таинству Покаяния, которое называется в Предании Церкви «вторым крещением», только если они искренне готовы порвать с привычкой прелюбодейного сожительства и избежать создания публичного соблазна, подобно катехуменам, готовящимся принять Святое Крещение. Заключительный отчет Синода опускает призыв ко второбрачным признать их объективно греховное состояние жизни, потому что он не допускает возможность их обращения в духе Веры благодаря практике недопущения к Таинствам. Без такого искреннего и смиренного признания их собственного греховного состояния не будет реального прогресса на пути к истинному обращению, которое в случае второбрачных состоит в  полном воздержании, в жизни, свободной от грехов против святости брака и свободной от публичного нарушения шестой заповеди.

Пастыри Церкви и особенно публикуемые тексты Учительства должны говорить в особо ясной манере, так как это основная характеристика задачи официального учения. Христос требовал от всех своих учеников говорить в чрезвычайно ясной манере: "Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого."(Мф 5, 37). Это тем более справедливо в случаях, когда проповедуют Пастыри церкви или когда Учительство говорит языком публикуемого документа.

В разделе, содержащим пункты 84-86 Итоговый отчет представляет собой, к сожалению, серьезный отход от этого Божественного повеления. Действительно, в указанных проходов текст не отстаивает прямо законность допущения разведенных и второбрачных к Причастию, текст даже избегает выражение "Святое Причастие" или "Таинства". Вместо этого текст использует тактику запутывания, используя такие неоднозначные выражения, как "более полное участия в жизни Церкви» и «различение и интеграция».

В сущности, такими путанными формулировками Итоговый отчет закладывает бомбы замедленного действия и открывает «черный ход» к допущению второбрачных ко Святому Причастию, подвергая поруганию тем самым два великих Таинства Церкви – Брака и Евхаристии, и хотя бы косвенно поддерживает культуру развода, то есть служит распространению «чумы развода» (Конституция Gaudium et Spes, 47).

При внимательном чтении двусмысленный текст из секции «Различения и интеграция» Окончательного отчета производит впечатление очень искусно подготовленной неясности. Он напоминает нам о словах Святого Иринея Лионского в труде «Против ересей»: «Так и содержащий неуклонно правило истины, которое принял чрез крещение, признает имена, слова и притчи, взятые из Писаний, но не признает богохульного приложения, какое из них сделано. Ибо хотя и узнает камни, но лисицу не примет за изображение царя, и каждое изречение, возвратив в свою связь и приложив к телу истины, обнажит вымысел их и покажет его несостоятельность. Но так как в этой сцене не достает отпуска, чтобы кто-нибудь, проследив до конца шутовское представление их, мог привнести опровержительное слово, то мы заблагорассудили наперед показать, в чем сами отцы этой басни разнятся между собою, как бы вдохновляемые различными духами лестчими. Ибо уже из этого, и прежде доказательства, весьма ясно можно уразуметь твердость истины, возвещаемой Церковью, и ложность составленного ими учения». (I, 9, 4-5)

Заключительный отчет, кажется, оставляет решение вопроса о допуске второбрачных ко Святому Причастию местным церковным властям: «сопровождение священников» и «ориентирование епископом». Однако же такой вопрос сущностно связан с залогом Веры, то есть с откровенным словом Божиим. Недопущение разведенных, живущих в публичном прелюбодейном союзе, относится к неизменной истине правила католической веры и, следовательно, выражается в правиле католической богослужебной практики.

Заключительный отчет, кажется, торжественно коронует доктринальную и дисциплинарную какофонию в Католической Церкви, что противоречит самой сути быть Католичества. Нужно напомнить о словах Святого Иринея о подлинном виде католической церкви во все времена и во всех местах: «Принявши это учение и эту веру, Церковь, хотя и рассеяна по всему миру, — как я сказал, — тщательно хранит их, как бы обитая в одном доме; одинаково верует этому, как бы имеет одну душу и одно сердце; согласно проповедует это, учит и передает, как бы у ней были одни уста. Ибо хотя в мире языки различны, но сила предания одна и та же. Не иначе верят, и неразличное имеют предание церкви, основанные в Германии, в Испании, в Галлии, на Востоке, в Египте, в Ливии, и в средине мира. Но как солнце — это творение Божие во всем мире одно и то же, так и проповедь истины везде сияет и просвещает всех людей, желающих придти в познание истины. И ни весьма сильный в слове из предстоятелей церковных не скажет иного в сравнении с сим учением, ибо никто не выше Учителя, — ни слабый в слове не умалит предания. Ибо, так как вера одна и та же, то и тот, кто многое может сказать о ней, не прибавляет, и кто малое, не умаляет.» (Против ересей, I, 10, 2).

Итоговый отчет в разделе, посвященном разведенным и второбрачным, тщательно избегает исповедания неизменного принципа всей католической традиции, что те, кто живет в недействительном брачном союзе, могут быть допущены к Святому Причастию только при условии обещания жить в полном воздержании и избежании публичного соблазна. Иоанн Павел II и Бенедикт XVI решительно подтвердили этот католический принцип. Преднамеренное уклонение от упоминания и подтверждения этого принципа в тексте Итогового отчета можно сравнить с систематическим избеганием выражения "homoousios" (греч. «единосущный») со стороны противников догмата Никейского Собора в четвертом веке - формальных ариан и так называемых полу-ариан, которые постоянно изобретали другие выражения, чтобы не прямо не исповедовать единосущность Бога-Сына и Бога-Отца.

Подобный отказ от Католического исповедания со стороны большинства епископата в четвертом веке вызвало лихорадку церковной деятельности с непрерывными синодальными встречами и распространением новой доктринальной формулы с целью избежания терминологической ясности, характеризующей "homoousios." Точно так же в наши дни два последних Синода по делам семьи избегали того, чтобы называть грех своим именем и четко исповедовать один из принципов полноты католической Традиции: те, кто живет в недействительном брачном союзе, могут быть допущены к Святому Причащению только при условии обещания жить в полном воздержании и избежания публичного соблазна.

Этот факт также подтвержден немедленной однозначной реакцией светских СМИ и реакцией основных сторонников новой некатолической практики допущения второбрачных ко Святому Причастию при сохранении ситуации публичного прелюбодеяния. Кардинал Каспер, кардинал Николс и архиепископ Форте, например, публично подтвердили, что, согласно Окончательному отчету, можно предположить, что в некотором роде дверь к Святому Причастию для второбрачных была открыта. Также существует значительное число епископов, священников и мирян, которые радуются из-за так называемой "открытой двери", которую они нашли в Итоговом отчете. Вместо того, чтобы направлять верующих ясным и недвусмысленным учением, Итоговый отчет вызывает ситуацию затемнения, путаницы, субъективности («суждение совести разведенного» и «внутренний форум») и некатолического доктринального и дисциплинарного партикуляризма в том вопросе, который по существу связан с «залогом веры», переданным нам Апостолами.

 

 

Те, кто в наши дни решительно защищает святость Таинства брака и Евхаристии называются фарисеями. Но поскольку логический принцип непротиворечия действителен, и здравый смысл все-таки работает, верно обратное.

Сокрыватели (ред: пока что так, «запутывателей» в русском нет, кажется) Божественной истины в Итоговом отчете больше похожи на фарисеев. Для того, чтобы примирить жизнь в прелюбодеянии со Святым Причащением они умело изобретают новые письмена, новый закон "различения и интеграции", вводя новые человеческие «традиции» вместо кристалльно-чистой правды Божией. К защитникам так называемой "Группы Каспера" адресованы эти слова Воплощенной Истины: "устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное.» (Марк 7,13). Те, кто в течение 2000 лет говорили неумолимо и с предельной ясностью о неизменности Божественной истины, часто ценой собственной жизни, были бы обозначены в наши дни, как фарисеи, а именно фарисеями бы оказались святой Иоанн Креститель, святой Павел, святой Ириней Лионский, святой Афанасий, святой Василий Великий, святой Фома Мор, святой Иоанн Фишер, святой Пий X, и это лишь самые яркие примеры.

Реальный результат Синода в восприятии верующих и светской общественности в том, что Церковь сфокусировала свой взор на очень спорном вопросе – на вопросе о допуске разведенных ко Святому Причастию. Можно утверждать, что Синод в некотором смысле оказался в глазах общественного мнения Синодом по делам прелюбодеяния, а не Синодом по делам семьи. Действительно, все красивые утверждения Заключительного отчета о браке и семье затмила неоднозначность утверждений в разделе текста, посвященном разведенным и второбрачным, вопросу, уже разрешенному в Учительстве последних римских понтификов в верном соответствии с двухтысячелетним учением и практикой Церкви. Таким образом, это настоящий позор, что католические епископы, преемники апостолов, используют синодальные собрания для того, чтобы совершить покушение на постоянную и неизменную практику Церкви относительно неразрывности брака, т.е. недопущение разведенных, живущих в прелюбодейных союзах, к Таинствам.

В своем письме к Папе Дамасию святитель Василий Великий демонстрирует реальную картину доктринальной путаницы, вызванной теми мужами Церкви, которые стремились к пустому компромиссу и приспособленчеству к духу мира в свое время: "Пренебрегаются учения отцов, уничтожаются апостольские предания их; в Церквах получают силу изобретения нововводителей; люди только хитрословят, а не богословствуют; мирская мудрость берет первенство, отринув похвалу Креста; пастыри изгоняются, а на место их вводятся «волцы тяжцы» (Деян. 20:29), расточающие стадо Христово; молитвенные дома стоят пусты без присутствующих, а пустыни наполнены сетующими; сетуют старцы, сравнивая древнее с настоящим, а еще более достойны сожаления юноши, не знающие, чего они лишены."(Письмо 90, «К святейшим братиям и епископам на Западе»).

В другом письме к Папе Дамасию и к западным епископам святой Василий так описывает ситуацию смущения внутри Церкви: "…уставы Церкви нарушены; любоначалие людей, не боящихся Господа, кидается за начальственными должностями и председательство въявь уже предлагается в награду за нечестие; почему кто произносил более тяжкие хулы, тот предпочтительнее других избирается на епископство в народе; исчезла сановность священническая; мало людей, пасущих стадо Господне разумно: сбереженное для бедных честолюбцы непрестанно тратят на свои удовольствия и на раздачу подарков; не видно точного исполнения церковных правил; много стало свободы грешить, ибо достигающие начальства человеческим усердием в благодарность за сие самое усердие воздают тем, что все дозволяют в угодность грешащим. Погиб правдивый суд; всякий ходит по воле сердца своего; порок не знает себе меры; народ не слушает увещаний; в предстоятелях недостает дерзновения, потому что приобретшие себе власть чрез людей стали рабами оказавших им милость. У иных придумано уже и оружие для междоусобной брани, именно защита православия, и, прикрывая частные свои вражды, выставляют на вид, что враждуют за благочестие. А другие, отклоняя от себя обличение в самых гнусных делах, доводят народ до неистовства, поощряя к взаимным спорам, чтобы общими бедствиями прикрыть свое худое состояние. Поэтому брань сия непримирима: сделавшие худое страшатся общего мира, потому что он обнаружит «тайная» их «срама». Сверх этого неверные смеются, маловерные колеблются; вера сомнительна, неведение проливается в души, потому что злонамеренно искажающие учение подделываются под истину. Молчат уста благочестивых, развязан всякий хульный язык, святое осквернено; здравомыслящие в народе бегут от молитвенных домов как от училищ нечестия и по пустыням со стенаниями и слезами подъемлют руки к Небесному Владыке. Конечно, и до вас достигло, что делается в большей части городов: народ с женами, детьми и даже старцами вне городских стен, под открытым небом совершают молитвы, с великим терпением перенося страдания от воздушных перемен и ожидая себе помощи от Господа. Какой плач соответствен сим бедствиям? Какие источники слез будут достаточны для стольких несчастий? "(Письмо 92, «К Италийским и Галльским епископам).

Каждый период путаницы в истории Церкви есть в то же время возможность для получения многих благодатей силы и мужества, для того, чтобы продемонстрировать свою любовь ко Христу, Воплощенной истине. Ему каждый крещенный и каждый священник и епископ обещал нерушимую верность, каждый своим образом: через обеты Крещения, через священническую присягу, через торжественное исповедание Веры в момент епископского рукоположения. Действительно, каждый кандидат в епископы обещает: "Я буду содержать в чистоте и целостности сокровище Веры, согласно Преданию, во все времена и везде сохраненному в Церкви". Двусмысленность, найденная нами в строках Итогового отчета противоречит этому торжественному архиерейскому обету. Несмотря на это, все в Церкви - от простого верующего до Учителей - должны сказать:

"Non possumus!" (лат. «не можем»). Я не приму ни запутанные речения, ни искусно замаскированный «черный ход» к профанации таинств Брака и Евхаристии. Точно так же, я не буду принимать насмешки над шестой заповедью Божьей. Я предпочту быть осмеянным и преследуемым, чем приму двусмысленные тексты  и неискренние методы. Я предпочитаю кристальный «образ Христовой истины, а не призрачный образ, украшенный драгоценными камнями» (Святой Ириней), «ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день. Scio, Cui credidi!» (2 Тим 1: 12 ).

2 ноября 2015

+ Афанасий Шнайдер, вспомогательный епископ архиепархии Девы Марии в Астане